ритуальная справочная
по организации
похоронных услуг
Заказать обратный звонок
8 (964) 770-00-10
круглосуточная похоронная диспетчерская
по вопросам ритуальных услуг
  8 (800) 333-13-357
бесплатный многоканальный номер

Перевозка умершего (погибшего) на дальние растояния автотранспортом

Фельцман Оскар Борисович
(18 февраля 1921, Одесса - 3 февраля 2013, Москва)

Файл oskar_felcman.jpg

Гражданская жена композитора Оскара Фельцмана подтвердила информацию о его смерти. Об этом сообщает РИА Новости. «Еще вчера мне никто ничего не говорил, но сегодня выяснилось, что Оскар Борисович действительно умер в ночь на воскресенье. Он очень мучился», — сказала женщина, которую агентство называет просто Нина Васильевна.

 

Заказать венок на панихиду

 

Фридрих Евсеевич Незнанский
(27 сентября 1932, Журавичи, Гомельская область, Белоруссия — 13 февраля 2013, Гармиш-Партенкирхен, Германия)

Файл fridrih_neznanskii.jpg

В возрасте 80 лет в Германии скончался русский публицист и писатель Фридрих Незнанский. Известность господину Незнанскому принесли романы, написанные совместно с Эдуардом Тополем — «Журналист для Брежнева» и «Красная площадь».

 

помощь психолога в смерти
Помощь психолога

 

Дезинфекция помещений после умерших
Уборка помещений. Дезинфекция квартир после умерших (людей, животных и т. д.)

 

 

как хоронят в Германии.

Представился случай, когда коллега из германии пригласил меня к себе на свою работу посмотреть. Собирался несколько месяцев, но в конце концов накануне каталитического рождества я прибыл в западную Германию.

Заметный контраст в температуре, в декабре стояла десятиградусная "жара". Кругом зелено и смачивается мелким не постоянным дождиком.

Коллега малость ошибся со временем и пришлось в центр города добираться самостоятельно. Накануне в Москве изучил, на всякий случай инструкции по самостоятельному путешествию, теперь на практике закрепляю материал.

Терминал выдал мне тиккет и я мчусь в не идеальной по чистоте электричке. За окном на стенах и заборах детские граффити, на встречу и параллельным курсом пролетают скоростные поезда, похожие на толстые баварские колбаски. Я в Германии.

Коллега ритуальщик попросил еще час полтора на свое прибытие. Делать нечего стал изучать центр старинного немецкого города. Не широкие штрассе вдоль которых стоят четырех и пяти этажные дома построенные или реконструированные под старинные чисто немецкие дома. На некоторых плоских крышах виднеются зелень в виде небольших деревьев и зеленых кустов. На первых этажах офисы и магазины.

Пользуется популярностью, судя по количеству посетителей полиграфия. В одном из полиграфических офисов-магазине предлагали готовые и на заказ 3D модели, которые делали тут же.

Мой товарищ добрался до меня, когда я уже поселился в отеле, уложил вещи и выпил гостиничного кофе. Как говорится черная бмв стремительно разрезала маленький, по московским меркам ночной немецкий город. Пятнадцать минут удовольствия от езды окончились у офиса коллеги по ритуалу.

Офис расположился на третьем этаже, где на площадке также были кабинеты докторов юристов и еще кого-то. Сто сорок метров вместили в себя три просторных кабинета, демонстрационный зал, кухню и подсобку. Белые стены и мебель из натурального дерева говорили о вкусе хозяина.

Мы были вдвоем, хозяин германского похоронного дома отпустил праздновать рождество своих подчиненных. Но количество звонков и объем работы на компьютере добрых три часа без передышку давал повод думать о преждевременном решении.

Мой знакомый немецкий коллега, этнический немец приехал в Германию в начале 90 х из южного Казахстана поселенных там еще во времена Екатерины Великой. Свободно разговаривая на немецком, русском, английском, испанском и казахском языках Рудольф, а так звали моего немецкого товарища, охватывал не только русскоговорящих выходцев из стран бывшего СССР, но и местных немецкоговорящих жителей.

Вечер неумолимо сдался ночи и мы отправились на ужин. В центре города расположилась улица "еды". Слева и справа обилие маленьких и не очень кафе и пабов. У каждого входа стояли столы и стойки практически полностью занятые местными жителями города. Знакомой дорогой Рудольф и я зашли в небольшую забегаловку преимущественно окрашенную в зеленые тона. Девушка-официант взяла от нас заказ на две порции рульки и темное немецкое пиво. Через полчаса часа повторили пиво, через еще полчасика снова по пиву и гамбургеру из мяса рульки. Немецкая рулька это нежное, слегка суховатое мясо, тонкая косточка и темно-золотистая корочка, короче пальчики оближешь. Уже после, приехав домой я заглянул в пару кафе, где как мне говорили делают похожую рульку, но сто раз нет, толстая кость и мясо больше похожее на вареное нежели копченое. Наевшись до отвала мы решили расстаться, я к себе в гостиничный номер, Рудольф к себе домой. Договорились начать следующий день в 6 утра, дабы была возможность посмотреть на русско-немецкие похороны.

В шесть ноль две выхожу на улицу, где меня ждет черная бмв. Немецкая пунктуальность умноженная на особую ответственность ритуального агента. В похоронах опаздывать нельзя, сказано в 6 значит так и будет!

Заезжаем в офис, где меняем машину и берем украшение для оформления зала под прощание, так же носилки, так как возможно предстоит перевозка покойного. Запад Германии это расположенные вблизи друг от друга города, к примеру от Дюссельдорфа от Кельна ехать 50 км, так же рядом Дуйсбург, Леверкузен, Бонн и т.д. мы едем в Дуйсбург. Часть автобана пролегает вдоль реки Рейн, по которой плывут в основном баржи с грузом. Узнаю особенности местной рыбной ловли. Оказывается нужно получать лицензию на определенный лов рыбы и не дай бог нарушить, хотя под "пытками" мой немецкий товарищ, сдал некоторые способы обойти суровый немецкий закон.

Мы на кладбище. Большие голые от листьев тридцати метровые тополя создают атмосферу земли средневекового замка. МогилыКладбище в Германии спрятаны в кустарниках, на самой окраине кладбища поле свежих захоронений.

Контора кладбища выполняет несколько функций. На втором этаже вдоль коридора за стеклом расположены кабины, где лежат в гробах покойники до дня похорон. Прийти сюда можно круглые сутки, открыть занавеску и молча созерцать и оплакивать ушедшего в иной мир.

Перед нами хоронили немца, длинная процессия направилась в глубину кладбища. Стали подходить наши. Рудольф оформил похороны выходца из СССР. Все пришедшие проститься разговаривали на русском языке и мне не составило труда помочь Рудольфу. Мы украсили зал свежими цветами и тканью положенную на постамент и пол. Рудольф включил музыку и пригласил родных и близких покойного пройти в зал. Я решил подождать на улице. Ко мне подошел русский немец и мы заговорили. Оказывается когда немцы жили в СССР их называли немцами, переехав в Германию их называют русскими, называют всех русскими не зависимо от национальности, только лишь за русскую речь.

Работает мой новый собеседник на заводе сварщиком. Говорит без знания немецкого работу найти невозможно. При переселении им помогали с репетиторами и курсами немецкого языка. Но все равно много выходцев из бывшего СССР, которые разговаривают только на русском.

Открылись двери похоронного зала и шесть одетых в темно фиолетовую униформу мужчин выкатили две тележки на которых лежалвынос гроба из зала для прощания закрытый гроб и венки и корзины.

Возглавил похоронную процессию мой знакомый немецкий похоронный агент. Не успев к нему проникнуть пришлось идти в основной массе провожающих. Звучала только русская речь, в основном были воспоминания, так как только свадьба, большие юбилеи и похороны собирают редко встречающихся родственников. Могила была на дальнем участке кладбища. Как позже мне объяснил Рудольф, здесь оформляли низкобюджетные захоронения, с арендой земли на 25 лет без права продления. Главным отличием было от русских могил, что могила была приспособлена под одно захоронение, т.е. нельзя рядом никого похоронить, если только смерть не была слишком быстрой для обоих родственников. Конечно на кладбище были другой категории могилы, но на них также был установлен предельный срок пользования, но с правом продления в случае подзахоронения. На таких могилах была предусмотрена возможность родственных подзахоронений.

По отработанному ритуальному сценарию носильщики красиво опустили гроб в могилу. Три горсти земли полетели от каждого в недры могилы. Постояв еще несколько минут провожающие двинулись к выходу изопускание гроба в могилу немецкого кладбища. По принятой традиции могилу засыпают землей уже после, когда все родные и близкие покойного уйдут с погоста.

Собрав украшение из зала и рассчитавшись с носильщиками мы мчимся по немецкому автобану с отсутствием запретов на максимальную скорость, спидометр замер на 200, совсем не страшно и мы такие не одни, и нас еще обгоняют.

В процессе автополета подтверждается заказ на репатриацию русского эмигранта на свою родину. Конечно, работая в ритуале уже добрых полтора десятка лет с большой вероятности определяешь заинтересованность в своих услугах. Это тот случай, уже в процессе первого разговора был намечен план на этот день, который предусматривал быть рядом с клиникой, где накануне скончался русский эмигрант. Волшебное слово "из ритуала" и мы на территории частной, но очень большой, немецкой клиники. Много, как мне кажется турков или арабов, одетых в скромную и недорогую одежду. Все как и у нас в больницах, без пафоса и достаточно свободно. Не знаю как внутри, но мне кажется большого отличия с нашими больницами нет. Разница в точном оборудовании диагностирующим болезнь и опыте сложных операций.

Рудольф общается в регистратуре, я хожу по коридорам, где нет охраны, но есть автоматически открывающиеся широкие двери и видеокамеры над ними. Два часа дня 24 декабря, завтра большой новогодний праздник, заметно, что и местные больные, которые могут беспрепятственно передвигаться покидают в сопровождении своих родных лечебное учреждение. Рудольф с синей бумажкой, как я понимаю выпиской, стремительно увлекает меня ехать в морг за покойным, мотивируя быстроту грядущим праздником и надвигающимся через 15 обеденным перерывом.

Видимо у санитара спешат часы по сравнению с нашими и мы стоим и ждем целый час его прихода. Помню в советские временаворота морга при больнице в Германии работая на заводе, когда перерыв на обед начинался за минут двадцать до официального времени, а заканчивался большим перекуром с длинными анекдотами удлиняющим официальное время обеда еще минут на двадцать. Отсюда и курить начал, чтоб не выглядеть дураком, слава богу бросил.

Мы не одни, еще одна перевозка встала рядом с нашей машиной. Оказывается всех покойных перевозят в частные морги и забрать самим родственникам из морга клиники невозможно, только через немецкие ритуальные бюро. Санитар молодец! Быстро ест и ходит и не курит. Расписавшись и упаковав тело мы после получасового стояния едем. Мой коллега договорился с независимым судебным экспертом о получении от него экспертизы на покойного.

Оказывается в Германии судебную или иную экспертизу назначают в редких случаях, когда есть основания считать, что смерть была насильственной, если на экспертизе настаивают родные или близкие покойно её надо оплачивать из собственных средств.

Получив заключение, не бесплатное, мы едем в морг отдавать тело на бальзамирование и хранение. А морг в Дюссельдорфе

рабочий стол бальзамировщика в Германии

 расположен в жилом здании на первом этаже и вход в морг со двора, где выходы из квартир. На вполне уместный вопрос, а как ...., ответ привыкли. Но все равно действуем быстро, за неполную минуту выгрузили, преодолели 30 метров брусчатки, открыли распашную дверь, занесли и закрыли дверь. Морг поделен на две части, зал с холодильниками занимал около 30 квадратных метров площади и секционная около 15 квадратных метров с рабочим столом бальзамировщика, столами и шкафами под инструменты и вспомогательные материалы. На стенах плакаты с анатомией человека с упором на кровеносную систему. Самого хозяина не было, у Рудольфа были ключи. Подписав тело и прикрепив на веревку бирку отправляем тело в секцию холодильника.

У нас еще одна перевозка из Кельна, мчимся так как до закрытия морга в клинике один час, праздник на носу. Подъезжаем, а ворота наглухо закрыты, но есть надежда на то, что свет в здании горит. Звоним в воротный звонок, стучим и кричим - тишина. В щель ворот видна машина, надежды возрастают. Замечаем бумажку с телефонными номерами и о чудо, ворота открылись.

Мы забирали мальчика 20 лет, да именно так, потому что он был маленький, смерть никогда не бывает хорошей, но судя по пережитым страданиям, тут смерть во благо. Жаль его и родителей, особенно их, так как боролись за него и не получилось. Но это лучше, чем сразу не верить.

Поместив тело несчастно мальчика в трупоперевозку, едем обратно в наш морг. Так же оперативно разгружаем и общаемся с хозяином морга. Оказывается в этом с виду обычным немцем, скрывается один из обеспеченных жителей западной Германии. Но, никакого пафоса, никаких намеков на различие в достатке, он на данный момент бальзамировщик,холодильник для умерших который бережно и со знанием своего дела сохраняет умершие тела до момента прощания.

Нам осталось посетить, только германский похоронный дом. Темно. Фонари уличного освещения не дают погрузиться в тьму. Окраина Дюссельдорфа. На площади 10 соток, расположился комплекс одноэтажных зданий, как мне кажется темно коричневого цвета. У Рудольфа ключи от одного из помещений. Проходим в него. Помещение состоит из трех комнат, для установки гроба с покойным, гостиной и промежуточной, где установлен телевизор и видеомагнитофон. Как я понимаю, что заказать помещение можно на неопределенное количество времени. По сложившейся традиции похороны назначаются не быстро, как правило на 7-10 день со дня смерти, давая возможность всем желающим проститься сделать это возможным. Мечта русского ритуального агента, а то все в спешке, куда?

Всё, краткое изучение ритуальных услуг в Германии закончено, поужинав рулькой и пивом отправляюсь в Москву.

Москва Дюссельдорф Москва, декабрь 2014.


страницы на сайте по теме похороны и репатриация в Германии