ритуальная справочная
по организации
похоронных услуг
Заказать обратный звонок
8 (964) 770-00-10
круглосуточная похоронная диспетчерская
по вопросам ритуальных услуг
  8 (800) 333-13-357
бесплатный многоканальный номер

Перевозка умершего (погибшего) на дальние растояния автотранспортом

Фельцман Оскар Борисович
(18 февраля 1921, Одесса - 3 февраля 2013, Москва)

Файл oskar_felcman.jpg

Гражданская жена композитора Оскара Фельцмана подтвердила информацию о его смерти. Об этом сообщает РИА Новости. «Еще вчера мне никто ничего не говорил, но сегодня выяснилось, что Оскар Борисович действительно умер в ночь на воскресенье. Он очень мучился», — сказала женщина, которую агентство называет просто Нина Васильевна.

 

Заказать венок на панихиду

 

Фридрих Евсеевич Незнанский
(27 сентября 1932, Журавичи, Гомельская область, Белоруссия — 13 февраля 2013, Гармиш-Партенкирхен, Германия)

Файл fridrih_neznanskii.jpg

В возрасте 80 лет в Германии скончался русский публицист и писатель Фридрих Незнанский. Известность господину Незнанскому принесли романы, написанные совместно с Эдуардом Тополем — «Журналист для Брежнева» и «Красная площадь».

 

помощь психолога в смерти
Помощь психолога

 

Дезинфекция помещений после умерших
Уборка помещений. Дезинфекция квартир после умерших (людей, животных и т. д.)

 

 

Департамент торговли Москвы меняет закон о ритуальных услугах в Москве

Департамент торговли и услуг меняет Закон г. Москвы «О погребении и похоронном деле». Суть изменения в том, что Москва, как собственник и бенефициар акций в специализированных службах готов создавать специализированные службы без своего долевого участия, а свои нынешние доли продать.


В пояснительной записке к законопроекту сказано, что снятие ограничения  в виде обязательного участия г. Москвы в уставном капитале специализированных служб «повлечет устранение излишних административных барьеров и обеспечит развитие конкуренции на рынке ритуального обслуживания».
 
(Текст законопроекта…)
 
Так ли это на самом деле?
 
 
История государственного похоронного капитала
 
Напомним, что во второй половине 90-хх гг. единственным способом государственно-управленческого влияния на работу ритуальных организаций считалось обязательное владение их акциями. На эту тему написано несколько научно-экономических работ, ставших для многих базой системы частно-государственного партнерства в сфере ритуальных услуг.

 Аналогичный подход к управлению ритуальными услугами был подхвачен многими регионами России и стал на несколько лет единственно правильной теорией местного управления – реализацией обязанностей местной власти, предусмотренных ФЗ № 8 «О погребении и похоронном деле».

 Другие способы управления и исполнения своих обязанностей местными властями, как более-менее серьезные,  не рассматривались. Оно и понятно – в системе базисных ценностей капиталистической модели, тот, кто распоряжается имуществом,  тот и главный. По своей сути модная теория частно-государственного партнерства в рамках капиталистической модели означала легализацию аффилированности государственных органов с бизнесом.

 В период выдачи лицензий, а точнее с момента принятия Закона г. Москвы о погребении и похоронном деле а городе Москве» №11 от 4 июня 1997 г. , уже работающие до этого на рынке г. Москвы 2 десятка ритуальных фирм были поставлены перед фактом: либо отдавайте бесплатно часть своего заработанного имущества в виде акций, либо не выдадут лицензию на очередной период.

 Все постановления о присвоении статуса «специализированной» той или иной ритуальной организации в одном из пунктов содержат фразу «Согласиться с предложением ОАО "…" о безвозмездной передаче 26%  акций  ОАО  "..."  в  собственность города Москвы». В нескольких случаях, помимо основателей ритуальных фирм и г. Москвы, в числе владельцев акций присутствовали интересы тех, кто «позволил» этой фирме получить статус «специализированной службы» и остаться работать на рынке.
 
В итоге сложилась совершенно парадоксальная и противоречивая ситуация:
с одной стороны, местные власти называли похоронку термином «социально значимая сфера» (схожей по смыслу с выплатой пенсий и компенсаций), с другой стороны им, как акционерам коммерческих ритуальных фирм, ничего не мешало требовать от этих фирм прибылей.
Жителей Москвы и других регионов постоянно в подконтрольных СМИ зомбировали отчетами о «заботе о жителях», а с другой – превратили ритуальные фирмы в «дойную корову», от которых ежегодно требовалось принесение прибылей.
 
В результате жители городов, где «специализированные похоронные службы» были созданы именно с долевым участием муниципалитетов, вместо не аффилированного государственного регулирования, получили в лице муниципалитетов крупнейшего похоронного капиталиста, получающего прибыль от смерти этих жителей через "карманные" ритуальные фирмы.
 
К слову в защиту местных органов власти – многие из них не только распихивали доходы от похоронки по карманам, но и пускали её обратно в виде доплат к федеральным пособиям или других социальных обязательств.
 
Такая схема более или менее сбалансировано работала до тех пор, пока существовало лицензирование «похоронки»  местными властями, базовой теорией управление было владение долями уставного капитала, и пока на рынке ритуальных услуг не появилась ФАС.

 2002 год с отменой лицензирования и раздроблением крупных региональных фирм на более мелкие фирмы, не аффилированные с муниципалитетами, можно считать началом отраслевого кризиса такой схемы.

 Связанные финансовыми обязательствами с местными властями, ритуальные фирмы со статусом «специализированная служба» начинают реально проигрывать в условиях все увеличивающейся конкуренции. А значит – их бенефециары-муниципалитеты, начинают недополучать прибыль от похорон, и уже не могут в должной мере финансировать взятые на себя социальные обязательства.
Основной задачей для местных властей становится затыкание выпадающих похоронных доходов из других источников и создание административных приоритетов для «своих» ритуальных фирм.

 Вот на этом их и начинает «ловить» антимонопольная служба, которая в этот же период второй половины 2000 гг. активизировалась именно в сфере ритуальных услуг.
Похоронные фирмы с долями местных властей в уставном капитале в системе капиталистических ценностей и экономике вдруг стали «чемоданом без ручки».
 
В итоге сейчас мы имеем ситуацию системного кризиса управления, когда местные государственные органы не умеют контролировать работу ритуальных фирм без долевого участия, бизнесменов, которые не могут нормально инвестировать в «социально значимую сферу» без возможности возврата инвестиций, и население, которому пятнадцать лет через СМИ смешивали в голове идеи капитализма и социализма в «похоронке».

 А самая большая проблема для местных властей заключается в том, что в рамках сегодняшней умирающей экономической модели капитализма в похоронке практически не осталось  людей, знающих другие инструменты управления, кроме капиталистических. И эта проблема сейчас начнет вылезать на первый план и по мере усиления экономического кризиса, будет все сильнее проявлять системные диспропорции в сфере ритуальных услуг.
 
 
Конкурсы на статус «специализированной службы» или что-то другое?
 
Внося изменения в московский Закон «о погребении и похоронном деле в городе Москве», Департамент торговли и авторы законопроекта предлагают одно единственное изменение: «Предложения второе и третье части 1 статьи 20 исключить.».
 
Между тем в той же статье 20 остается неизмененным четвертое предложение: «В целях создания городских специализированных служб по вопросам похоронного дела проводится конкурс, порядок которого устанавливается Правительством Москвы.»
 
Вот на этом давайте остановимся подробнее.
Специализированная служба в рамках нынешнего законодательства в интересах всего общества должна выполнять 2 функции:
- обеспечивать захоронение тел умерших, у которых нет лиц, взявших на себя обязанности по погребению;
- обеспечивать реализацию гарантированного перечня по погребению гражданам, которые взяли на себя обязанности по погребению своих близких.
 
Конкурс на право погребения невостребованных тел уже проводился в этом году для некоторых медицинских учреждений. Проведение конкурса на статус специализированной службы, означает, что в результате учета баллов по разным критериям, победит один субъект предпринимательства. Что-то вроде такого…
 
Оно и понятно – у невостребованных умерших и биологических отходов  нет физического лица или организации, указанного в ФЗ «О погребении» в качестве «лица, взявшего на себя обязанности по погребению».
 Заказчиком таких захоронений выступает местный орган государственной власти, выполняя общественную функцию за бюджетные деньги. Это нормальный конкурс на освоение бюджетных средств, проведенный  по определенному критерию – снижению цены.
В итоге именно этого конкурса бюджет г. Москвы сэкономил 318990 руб.
 
Но в случае, если у умерших есть родные и близкие, которые формально становятся «лицом, взявшим на себя обязанности по погребению, ситуация в корне меняется.
 
Во-первых:
 бюджет  совокупного московского пособия на погребения в размере 15515 руб. 60к не может быть уменьшен в результате конкурса. Это пособие априори принадлежит тому физическому лицу, кто занимается похоронами, с момента государственной регистрации смерти в органах ЗАГС, перестает быть деньгами бюджета и становится деньгами физического лица – заказчика похорон. А, следовательно, на эти деньги Закон №94 «о госзакупках» не распространяется.
 
Во-вторых:
 организация таких безвозмездных похорон становится элементом конкурентного рынка. В подавляющем большинстве случаев, в дополнении к гарантированному перечню, состоящему из гроба, катафалка, покрывала х/б, тапочек х/б, кремации (захоронению) и т.д., добавляется неотъемлемые платные элементы – обратный маршрут катафалка, катафалк не только для гроба и родственника, но и более вместительный транспорт для других родственников и близких, другая обивка гроба, похоронная атрибутика и пр. И главное - в таких похоронах добавляется субъективный фактор: родственники и близкого умершего, качество услуг приемщика заказов по консультациям этих людей и т.д.,  что из-за субъективности критериев качества обслуживания вообще никакими цифрами на уровне государственной машины не описывается и относится именно к элементу сервиса, ориентированного на конкретных заказчиков.
 
По юридической сути – организация таких похорон с родственниками становится не муниципальной или государственной нуждой, а индивидуальной потребностью конкретной физического лица. Такие заказы не могут и не должны быть предметом конкурсного розыгрыша со стороны муниципальных властей. Нельзя за живых людей распоряжаться их деньгами и за них решать, какая ритуальная фирма «правильная», а какая нет.
 
Также у организаторов конкурса нет права "перепрыгивать" через стандарты обслуживания, утвержденные на общегосударственном уровне.
 На сегодняшний день основные федеральные требования заключены в нормативах, которые исполняются практически всеми легальными участниками рынка просто потому, что они являются действующими нормативными актами, неисполнение которых влечет за собой санкции со стороны контрольных органов. А это означает, что документы на конкурс подаст не одна, две или три, а несколько десятков фирм, включая индивидуальных предпринимателей. И даже если победит две, три, 20 или 50 организаций, предоставившие одинаковые пакеты документов (а такие найдутся среди 350 субъектов предпринимательства), такое мероприятие конкурсом на результат считать нельзя. Бюджет от таких конкурсов ничего выиграть не может, а это на сегодня главный аргумент легитимности соревнований. Личные интересы отдельных местных чиновников, аффилированных с крупными игроками похоронки, сегодня не являются основанием для федеральных органов оправданием.
 
В том случае, если хотя бы один из участников такого конкурса, не получит статус «специализируемой службы», у него появляется полное право обращаться в ФАС. Такой «липовый» конкурс местные органы власти и чиновники могут проводить до бесконечности, собирая по пути предупреждения и дисквалификации от надзорных органов.
 
Нужны ли такие проблемы кому-нибудь из местных чиновников в период сокращения «элиты» в виде «борьбы с коррупцией»?

 Общественной задачей местных органов власти является организация похоронного дела так, чтобы возможность получение услуг по гарантированному перечню было максимально доступно и обеспечивало бы конкурентные условия в виде права выбора у заказчика того исполнителя, кто эти услуги будет оказывать.
А это значит, что любое ограничение игроков на этом рынке, как при помощи конкурса, так и другими административными методами, не нужно – это крайне вредно, так как ни обеспечивает ни доступность, ни право выбора. А это уже, извините, отвественность перед обществом, да на стадии снижения платежеспособноти населения.
 

Придется менять идеологию.
 
Те, кто понимает, что происходит сейчас с экономикой, и может хоть как-то прогнозировать развитие событий, убежден, что уровень жизни населения в ближайшее время будет медленно, но неуклонно опускаться. Весь западный мир и наша страна в течение последних 30 лет, жили за счет искусственно стимулируемого потребления.
 Выросло практически целое поколение, которое не понимает, как можно жить в условиях баланса реально заработанного (а не полученного в виде перераспределенных нефтедолларов) и потраченного на личные нужды. Реальный баланс доходов и потребления лежит сильно ниже нынешнего уровня жизни, и этот баланс будет восстанавливаться независимо от желания любых элит.
 
Для «похоронки» это означает прежде всего сокращение затрат на «роскошные» похороны и числа таких заказов, и увеличения числа «безвозмездных похорон». Загнав население в одно окно "нужной" похоронной фирмы, местная власть больше подставит под удар и себя и эту фирму, чем получит от этого действия девидендов.
 
Любой государственный управленец на любом уровне в таких условиях, ради сохранения себя  в числе государственных служащих, должен будет принципиально поменять свое мировоззрение на способы управления похоронной отраслью. Цепляться за умирающие инструменты управления, созданные на растущих рынках, становится бесполезным и опасным занятием.
 
Для местных властей это означает то, что ради сохранения самих себя у власти, им нужно перестать думать о том, как можно вообще зарабатывать на похоронной отрасли, независимо от целей конечного получателя, независимо от того будет ли это обусловлено "наполнением бюджета" или "личных карманов" от доходов похоронного бизнеса.
Да и самому похоронному бизнесу получение сверхприбылей, достаточных для спонсирования "своего человека" во сласти в условиях снижения жизненного уровня становится невозможным.
 
Департамент торговли и услуг,  предлагая отказаться Москомимуществу от акций ритуальных фирм и прибылей от похоронки, такой шаг в будущее сделал. Хватит ли мудрости у других госчиновников поддержать эту инициативу, покажет время. Уже в ближайшие месяцы мы увидим, является ли этот шаг реальными изменениями в идеологии управления похоронной отраслью, или просто является формальным инструментом защиты от предписаний Федеральной антимонопольной службы.

Источник: http://www.prof-ritual.ru/news-view-550.html

Новости, факты, события

Ритуальные услуги в Москве, порядок оформления

Законы, распоряжения, инструкции