ритуальная справочная
по организации
похоронных услуг
Заказать обратный звонок
8 (964) 770-00-10
круглосуточная похоронная диспетчерская
по вопросам ритуальных услуг
  8 (800) 333-13-357
бесплатный многоканальный номер

Перевозка умершего (погибшего) на дальние растояния автотранспортом

Фельцман Оскар Борисович
(18 февраля 1921, Одесса - 3 февраля 2013, Москва)

Файл oskar_felcman.jpg

Гражданская жена композитора Оскара Фельцмана подтвердила информацию о его смерти. Об этом сообщает РИА Новости. «Еще вчера мне никто ничего не говорил, но сегодня выяснилось, что Оскар Борисович действительно умер в ночь на воскресенье. Он очень мучился», — сказала женщина, которую агентство называет просто Нина Васильевна.

 

Заказать венок на панихиду

 

Фридрих Евсеевич Незнанский
(27 сентября 1932, Журавичи, Гомельская область, Белоруссия — 13 февраля 2013, Гармиш-Партенкирхен, Германия)

Файл fridrih_neznanskii.jpg

В возрасте 80 лет в Германии скончался русский публицист и писатель Фридрих Незнанский. Известность господину Незнанскому принесли романы, написанные совместно с Эдуардом Тополем — «Журналист для Брежнева» и «Красная площадь».

 

помощь психолога в смерти
Помощь психолога

 

Дезинфекция помещений после умерших
Уборка помещений. Дезинфекция квартир после умерших (людей, животных и т. д.)

 

 

Директор Воронежского МУП «Комбинат специализированного обслуживания» Алексей Катцын: «Мы должны сказать ФАС спасибо за то, что она обратила внимание на несовершенство закона «О погребении и похоронном деле»

Воронеж. 21.11.2011. Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU) - Аналитика – В конце октября в Москве в рамках 19-й Международной похоронной выставки «Некрополь-2011» прошла XII Международная конференция «Современные подходы к управлению похоронным делом», на которой, наряду с другими вопросами, рабочая группа по разработке нового закона «О погребении и похоронном деле» при Федеральной антимонопольной службе согласовала большую часть текста нового закона с представителями Союза похоронных организаций и крематориев, Профсоюза работников ритуальных служб и экспертов в области похоронного дела. В их числе на конференции присутствовал и директор Воронежского МУП «Комбинат специализированного обслуживания» Алексей Катцын.

- Вероятно, для того чтобы оценить сегодняшние перемены в законодательстве, надо понимать, как формировалась отрасль с момента ее возникновения – ведь ей нет в России и 30 лет…

- Я работаю на этом месте с 1991 года, до этого четыре месяца здесь же был комендантом, и коллектив избрал меня своим руководителем. И сразу же я начал учиться быть профессионалом в столь специфичной профессии: как работают более опытные руководители, планируются ли перемены в похоронном деле, что вообще представляют из себя современные похороны, как в других регионах и странах производятся похороны, как  сохраняются кладбищенские архивы, как вообще развивается похоронное дело. О похоронной отрасли в то время вообще не было и слышно, «похоронка» относилась тогда к Госстрою и считалась сферой услуг. В Москву ездил неоднократно, надеялся, что в связи с перестройкой что-то начнет меняться. Но, увы, никто этим не занимался. До середины 90-х беспредел был во всех отраслях, а уж в этой - тем более. В Москве вообще царил жуткий хаос - появилось 160-180 похоронных фирм: покойников развозили по гаражам, где были устроены морги частные, никаких правил –не то что законов - не существовало.
 
Так получилось, что мы в Воронеже пошли в этой отрасли в первых рядах: раньше Москвы занялись архивом, начали создавать электронный, о чем я уже неоднократно говорил, стали сами как-то структурировать и отлаживать работу. Потом уже стали создаваться и союзы похоронные, и  корпорация руководителей похоронных служб, в которой я состою. Но это началось только с 1996 года. В Госстрое умные люди создали первый закон №8-ФЗ от 12 января 1996 года, где очень аккуратно, очень четко регламентировали всю работу похоронной отрасли, первый раз ее назвали похоронной отраслью, именно отдельной отраслью. Появилась и специализированная служба под руководством муниципалитетов, для того чтобы производить захоронения не имеющих родственников, неработающих пенсионеров. Был назван гарантированный перечень: это гроб, его доставка, катафалк и рытье могилы; была определена и сумма, в которую нужно было укладываться. Сумма, конечно, была минимальной. Еще что очень важно: этот закон дал «вечную жизнь» кладбищам, то есть закон запретил их сносить. Лишь в случае стихийного бедствия кладбище в соответствии с законом можно перенести, перезахоронив оттуда всех, в другое место. Потом территорию культивировать, а через 20 лет разбить парк. Но никакого строительства на этой земле не допускается.

Кстати, резко после выхода закона московские власти  все изменили, сейчас в столице работают 20 частных сильных специализированных служб и один ГУП «Ритуал», в ведении которого 65 кладбищ. То есть тогда закон сработал, и по тем временам он оправдал наши ожидания.

Но уже на протяжении нескольких лет мы видим, что он устарел, что реалии сего дня требуют изменений. И вот сейчас ФАС обратила на это внимание, за что мы ей и благодарны.

- А почему именно Федеральная антимонопольная служба заинтересовалась этим законом?

- ФАС обратил внимание, потому что жалобы пошли от частных ритуальных фирм, которых вообще не пускали на кладбища, - по стране везде свои перегибы были. В Красноярске, например, был прецедент: частники, которым директор МУПа не разрешал заезжать на кладбище, выиграли суд. Заместитель начальника управления контроля социальной сферы и торговли ФАС Михаил Федоренко объяснил, что главы муниципалитетов в том же Красноярске, а также в Уфе и Серпуховском районе Подмосковья заключали с местными больницами, моргами и скорыми специальные договоры, обязывающие медучреждения обслуживать только определенные ритуальные компании. По его словам, в 61 регионе России подразделения ФАС выявили незаконную передачу кладбищенской земли в пользование отдельным хозяйствующим субъектам - государственным и муниципальным унитарным предприятиям, было возбуждено более 250 антимонопольных дел.

- Главное - ФАС предлагает введение в этой сфере принципов саморегулирования, что, по их мнению,  позволит соблюдать качество ритуальных услуг и «похоронную этику». Каково ваше мнение на этот счет?

- Я считаю, это хорошее, правильное предложение. Я – за то, чтобы создать СРО в нашей отрасли. Саморегулируемая организация должна следить и контролировать всю работу, которую производят все участники этого рынка услуг. Все они должны быть членами саморегулируемой  организации, должны создать компенсационный фонд и работать на тех условиях, которые будут записаны в уставе саморегулируемой организации. А там обязательно будут установлены условия вступления в организацию, количество спецтранспорта, численность и образование сотрудников, наличие помещений, как они должны работать и по каким правилам конкурировать. Кто не вошел в СРО, того на рынке быть не должно, кто вошел и не справился со своими задачами – тот должен быть исключен.

- То есть это уже совет директоров внутри саморегулируемой организации должен  решать этот вопрос?

- Да, все должно решаться внутри. Будет Моральный кодекс похоронщика, то есть я надеюсь, что будет  законодательно закреплен запрет для медработников и полицейских, которые  имеют доступ к информации о смерти граждан и «сливают» информацию определенным компаниям или навязывают и предлагают приобретение услуг по погребению родственникам умерших.

- Алексей Максимович, раньше похоронная отрасль не курировалась ни одним министерством, теперь, по заявлению той же ФАС, она переходит под эгиду Минрегиона. А Министерство регионального развития уже выступило против СРО в пользу возврата лицензирования деятельности участников рынка похоронных услуг…

- Я, как уже сказал, полностью согласен с антимонопольщиками в том, что единственно правильное решение для цивилизованного развития отрасли - это саморегулирование. Система лицензирования – это процветание коррупции. И это, на мой взгляд, пройденный этап. Поэтому СРО – это очень серьезный вариант развития отрасли, который  конкретно сможет защитить людей от всякого рода непотребства. Немногие понимают специфику конкуренции на данном рынке и думают, что количество «безенчуков» (мастер Безенчук - директор похоронной конторы из произведения «Двенадцать стульев». – прим. авт.) увеличит качество и уменьшит цену продукции и услуг. А наш рынок ограничен. – 0,11 – 0,12 процента в год. И это не только в России,  но и во всем мире. А если еще учитывать, в каком моральном состоянии находится «заказчик», то ясно, что при увеличении частных мелких «похоронок» цена на все услуги будет только возрастать. А если рынок ограничен, на нем должны работать самые достойные и знающие.

Следующий плюс в новом проекте закона я вижу в том, что, опять же, при наличии СРО легко можно будет создать Единую справочную. Москва это сделала, на очереди Санкт-Петербург. Мы тоже выходили с таким предложением, но нам отказали, - думаю, справедливо, потому что мы такой же хозяйствующий субъект, как и все на рынке.

- А что такое Единая справочная служба в вашей отрасли?

- Единая справочная должна заниматься  распределением вызовов между похоронными компаниями всех форм собственности. Это самое справедливое регулирование. А пока у нас нет рынка, а есть получаемая мошенническим путем информация.

Но я согласен с Минрегионразвития в другом вопросе: предложение разделить оказание услуг по погребению и по обслуживанию кладбищ надо еще неоднократно взвесить. Ведь сегодня наш МУП производит уборку кладбищ в том числе и за собственные средства. А если эти функции разделить – на муниципалитет ляжет дополнительное финансовое бремя. И станет ли от этого на погостах чище, и будут ли они более ухожены – это большой вопрос.

И еще одно предложение ФАС, честно говоря, вызывает вопросы. В основном даже не у МУПов и ГУПов, а у частных похоронщиков. Я говорю о частных кладбищах. Вообще, по всем законам кладбища могут быть только муниципальными и государственными. Сами частники объясняют, что если взятая землю под частное кладбище, например,  закончилась - вся использована, - а кому-то надо произвести подзахоронение, то что частник сделает? Он увеличит до беспредела цену, больше ему деваться будет некуда. А как производить уборку и благоустройство на этом кладбище,  кто им деньги будет выделять на это? Понятно, что инициаторы исходят из того, что должна быть альтернатива в  выборе кладбища. Но на самом деле частное кладбище в современных условиях просто невозможно содержать, это уже тоже у нас проходили.

- То есть обслуживать частные кладбища просто некому?

- И обслуживать некому, а если будут обслуживать как-то - это же все будет в цену входить. Цена не уменьшится, как предполагает ФАС. Цена будет беспредельно расти. Другое дело, если на частном кладбище продавать семейные родовые склепы.

- Вы говорите об этом из чьего-то опыта?

- Я объездил очень много кладбищ в разных странах, и все это видел. В каждой стране – своя специфика. Например, итальянское кладбище состоит из территории примерно в 40 га и огорожено забором шириной 2 метра. В самом заборе ведутся захоронения – в четыре ряда гробов. Там проводится специальная обработка, существует специальная вентиляция. Родственники оплачивают двадцатилетнюю аренду. Если через 20 лет они уже не в состоянии платить или просто некому это делать, - производится  перезахоронение  в землю. На этом же кладбище можно хоронить урны с прахом, для этого существуют специально предназначенные стены. На этом же кладбище есть и склеповое строительство - склепы богатых семей. Есть деньги – а это стоит несколько десятков тысяч долларов - пожалуйста, делай проект и строй родовой склеп: из стекла, мрамора, гранита… Это очень красиво и  гигиенично.

Вот так все продумано – на любой достаток.  При этом все кладбища обязательно либо сдаются в аренду, либо покупаются. Каждый год с тех, кто ухаживает за могилами, взимается плата на благоустройство. И в этом никто не видит ничего особенного или странного.

И, вы знаете, нет страны, кроме нашей, где землю под захоронения давали бы бесплатно. Еще в законе 96-го года записано, что земля обязана выдаваться на гражданина России и на его супругу или супруга бесплатно.

- В новой редакции закона этот пункт не будет изменен? 

- Нет. Но поправки в закон обязательно потребуют дополнительных расходов от муниципалитетов. То есть если при муниципалитетах, которые исключительно единолично могут распоряжаться землей, будут созданы казенные учреждения для выполнения указаний главного органа, то при отсутствии денег в городском бюджете с этих учреждений спроса не будет, они ничего не обязаны будут делать. А расходы бюджета сильно возрастут. Потому что в этом учреждении хотя бы человек 30 должно работать, каждому нужна зарплата - это уже 600 тыс., с налогами это 1 млн. Вот уже 12 млн в год. Вслед за казенным учреждением появится казенное предприятие, которому будет дано задание по уборке кладбищ, -  это еще 50 человек как минимум, а летом и все 100. Еще 20 млн в год. И еще понадобится специализированная служба, занимающаяся ритуальными услугами (скорее всего, в долгах).То есть вроде бы правильное распределение обязанностей приводит к огромным затратам муниципалитета.

Я привык с уважением относиться к городскому бюджету, поэтому не понимаю, зачем ломать налаженный процесс работы МУПов. Мы, например,  тратим половину своей прибыли на недостающую часть финансирования уборки кладбищ.

А как представить работника учреждения, распределяющего места на двух десятках кладбищ, контролирующего и разрешающего подзахоронения и т.д.?! Это абсолютная бесконтрольность и хаос. Вот что такое комендант без помощников (а получается так, что комендант кладбища должен быть без помощников в составе учреждения)? В среднем в день на кладбищах хоронятся 40 человек. Он должен выходить на место, следить за порядком и объяснять, какую ограду поставить, какую перенести, показывать места, распоряжаться, контролировать и размер ограды, и правильность копки, и многое другое (установка памятников, борьба с вандализмом, аварийные деревья) и т.д., и т.п.

Значит, он уже будет человеком, от которого зависит все. Выводы напрашиваются сами собой… Мои коллеги этого очень опасаются, честно говоря. Потому что на кладбище должны быть и рабочие, и бригадиры, чтоб за кладбище кто-то радел, чтоб там кто-то был постоянно, чтобы знали все кварталы и каждое деревце и памятник.

- В рамках прошедшей конференции против этой  идеи были выступления опытных работников отрасли?

- Были возражения. Но здесь надо понимать, что все борются за свое: федералы за исполнение законов, антимонопольного законодательства, ГУПы и МУПы - за получение прибыли, большая часть которой идет на содержание кладбищ… Частники - за получение прибыли и полную свободу действий.  Муниципалитеты - там же и из муниципальных образований были люди – все это понимают, в том числе и то, что их расходы вырастут  в два-три раза при отсутствии гарантий четкого выполнения работ и услуг.

Но то, что Федеральная антимонопольная служба предложила «реформировать» похоронное законодательство и что в ноябре проект с поправками  еще обсуждается на разных уровнях, а затем будет передан в правительство РФ, - для нашей отрасли, без сомнения, означает развитие.

Елена Чиркова

адрес страницы http://www.abireg.ru/?idnews=21693

Ритуальные услуги в Воронеже