ритуальная справочная
по организации
похоронных услуг
Заказать обратный звонок
8 (964) 770-00-10
круглосуточная похоронная диспетчерская
по вопросам ритуальных услуг
  8 (800) 333-13-357
бесплатный многоканальный номер

Перевозка умершего (погибшего) на дальние растояния автотранспортом

Фельцман Оскар Борисович
(18 февраля 1921, Одесса - 3 февраля 2013, Москва)

Файл oskar_felcman.jpg

Гражданская жена композитора Оскара Фельцмана подтвердила информацию о его смерти. Об этом сообщает РИА Новости. «Еще вчера мне никто ничего не говорил, но сегодня выяснилось, что Оскар Борисович действительно умер в ночь на воскресенье. Он очень мучился», — сказала женщина, которую агентство называет просто Нина Васильевна.

 

Заказать венок на панихиду

 

Фридрих Евсеевич Незнанский
(27 сентября 1932, Журавичи, Гомельская область, Белоруссия — 13 февраля 2013, Гармиш-Партенкирхен, Германия)

Файл fridrih_neznanskii.jpg

В возрасте 80 лет в Германии скончался русский публицист и писатель Фридрих Незнанский. Известность господину Незнанскому принесли романы, написанные совместно с Эдуардом Тополем — «Журналист для Брежнева» и «Красная площадь».

 

помощь психолога в смерти
Помощь психолога

 

Дезинфекция помещений после умерших
Уборка помещений. Дезинфекция квартир после умерших (людей, животных и т. д.)

 


Появившаяся в конце января информация о том, что в детском доме в поселке Североонежск повесилась 15-летняя Кристина Серганова, прошла практически незамеченной. Но буквально спустя несколько дней по стране пронесся ураган сообщений: покончили с собой две девочки, еще один мальчик, и еще, еще…

Причин детских самоубийств, на первый взгляд, будто бы много, а по сути одна – привлечь внимание к их неприятию данных условий жизни в заданном месте. Суицид может стать протестом против того, что органы опеки забрали ребенка у живой матери, что в школе отняли мобильник или на улице - планшетник. Что дома будут ругать за двойки, за прогулы. Несчастная любовь затерялась на далеком десятом плане, причины ухода становятся все обыденнее, все прозаичнее. И большинству "взрослых" они кажутся все нелепее.

Будучи тем самым взрослым, сначала ты спрашиваешь себя - какое психологическое давление надо испытывать, чтобы разрешать пусть и серьезные проблемы подобным образом? Тебе кажется, что у этих детей жизнь должна быть невыносимой, что у них родители - монстры, что они учатся не в обычных школах, а в концлагерях. В единичных случаях такое – увы – случается. Еще остается определенный процент тех, у кого интерес к смерти спровоцирован особенностями психики.

Потом начинаешь проверять и узнаешь: зачастую у подростка, принявшего решение покинуть бренный мир, довольно обычные бытовые условия и нормальные (не хуже, ни лучше тысяч других) родители. Они не всегда его бьют, чаще не только не бьют, но и не ругают. Вот и друзья, и учителя в школе недоумевают: за погибшим никогда не замечали ничего такого, что указывало бы на то, что пора бить тревогу. Учился как все, слушал ту же музыку, ходил в кино, гулял, учил французский...

Что же происходит в сознании подростков, способных с легкостью уйти из жизни ради того, чтобы привлечь к себе внимание? Или чего не происходит, если он не догадывается, что внимание в таком случае будет уделено не ему, а причинам еще одной "нелепой" смерти, его родителям, анализу "проблемы", статистике. Но именно ему – уже никогда. Возможно, он не подозревает об этой тонкости оттого, что ему никто никогда ее не объяснил. Ни один из тех нормальных среднестатистических родителей, которые его искренне любили, никогда не били и надеялись воспитать достойного продолжателя рода. Они никогда не говорили с ребенком о смерти и, тем более, о самоубийстве из этических соображений, из вполне понятной боязни касаться этой темы, от простой неловкости, неудобности такого разговора.

Но вместо того, чтобы пугаться его, разговора, может быть, стоило задуматься о двух вещах. Во-первых, во все времена подростков притягивала смерть, и чрезвычайно интересовали все аспекты, связанные с уходом из этого мира, возможным переходом в другой мир, с перерождением. А теперь, во-вторых: мы живем в эпоху, когда исчезла не только христианская мораль, говорящая о самоубийстве как о тяжелом грехе, в котором нельзя раскаяться. Нивелировались веками устоявшиеся моральные общечеловеческие принципы.

Если эти два пункта соединить, получится, что подростков по-прежнему живо интересует вопрос: где и при каких обстоятельствах можно познакомиться со "старухой с косой". Тем более, что, благодаря современной литературе и киноиндустрии, смерть зачастую подается как еще одно приключение, как способ досадить родителям, избавиться от навязших на зубах проблем. Раньше от того, чтобы испытать "острые ощущения", пережить это приключение, их останавливали культурные, этические, многовековые установки, впитанные с молоком матери.

Сейчас на одной чаше весов приключение, смена событий, а на другой - ничего, идеальная, совершенная пустота. И в такой ситуации ребенок принимает решение сам. Иногда посоветовавшись с друзьями, прекрасно его понимающими, порой проконсультировавшись в интернете. Ему и в голову не приходит, что он общается с такими же, как и он сам, "заинтересованными в эксперименте". Потому что поговорить с тем, кто совершил "удачный" акт, в обычной жизни больше не придется…

Волна детских самоубийств прокатилась накануне 15 февраля – Международного Дня детей, больных раком. Тех, кто с огромным мужеством преодолевает одну из самых страшных болезней современности. Анализы, уколы, операции, химиотерапии… а еще страшная, непрекращающаяся боль – здоровому человеку и представить себе невозможно, через какие испытания приходится проходить онкологическим больным. Но даже самые маленькие из них находят поводы для радости, видят смысл продолжать бороться за жизнь, благодарят за этот бесценный дар. Бок о бок рядом с ними за жизнь сражаются родители, врачи, волонтеры – они с бесконечной любовью и терпением поддерживают в них волю к жизни, говорят о ее бесценности.

Глядя на них, не устаешь поражаться: в то время как одни упорно бьются за возможность жить, другие с необычайной легкостью от этого дара отказываются. Странная вырисовывается картина: тяжелобольные дети верят в то, что за жизнь стоит бороться, умеют радоваться каждому прожитому моменту. Здоровые об этом даже не догадываются. Значит надо рассказывать им как можно чаще, что трудности преодолимы, что жизнь прекрасна. Что ей так легко радоваться.

Автор: Мария Свешникова

Адрес статьи http://www.vesti.ru/doc.html?id=715067&cid=7

Подростковый суицид: почему они это делают?

Новости

Помощь психолога